Cудебно-психологическая экспертиза индивидуально-психологических особенностей обвиняемого.

Ответьте на вопросы к эксперту-психологу:

Каковы индивидуально-психологические особенности З.?"

Могли ли индивидуально-психологические особенности З. оказать существенное влияние на ее поведение во время совершения инкриминируемого ей деяния!

З. 20 лет, обвиняется в соучастии в трех убийствах. Родилась здоровым ребенком, в школу пошла своевременно, училась хорошо. Была честной, открытой, общительной, подвижной, доверительно относилась к своим родственникам, помогала им. После школы закончила с отличием фармакологический факультет медицинского училища, в том же году поступила в медицинский институт в другом городе. После второго курса ее родители стали замечать, что дочь стала худеть, потом они узнали, что она стала соблюдать кефирно-капустную диету. Была спокойной, уравновешенной, доброжелательной, но дружеских отношений с однокурсниками не поддерживала. В начале третьего курса у 3. были нарушения менструального цикла, у нее появилась нервозность, мнительность. В это время 3. стала встречаться с молодым человеком, но через несколько месяцев отношения у них разладились, и она совершила суицидальную попытку, выпив одновременно 40 таблеток реланиума и 40 таблеток демидрола. Объясняла это тем, что стала считать себя внешне неинтересной, думала, что «нужна мужчинам только как объект секса», чувствовала пустоту в душе. Вскоре после этого познакомилась с Ц., который произвел на нее благоприятное впечатление. Уже через три дня она привезла его к своим родителям и представила его как своего жениха. Она старалась исполнять все желания Ц., считала, что он обладает экстрасенсорными способностями, воспринимала его поступки и выходки как должное. Она его всюду сопровождала, отдавала ему свои украшения и вещи для продажи. Один раз, когда они с Ц. были у ее родителей, тот рассказал ее отцу, что его ограбил и обманул друг, просил помочь деньгами. Видя колебания отца, ушел в туалет и пытался повеситься па своем ремне, был снят с ремня ее отцом. Родители сказани 3., что Ц. инсценировал попытку самоубийства, однако 3. не поверила. Был случай, когда Ц. привел 3. к своей жене, сказал, что любит их обеих, они легли вместе спать, и он совершал половые акты с обеими. Были также случаи, когда Ц., будучи в состоянии алкогольного опьянения, предлагал ее своим друзьям, однажды заставил ее вступить в половую связь со своим другом. Со временем Ц. стал относиться к 3. более жестоко, стал избивать ее но незначительным поводам. 3. стала его бояться, но уйти не могла, "продолжала любить его, была очень к нему привязана".

Первое убийство Ц. совершил, задушив пожилую женщину, у которой они жили на квартире, заставил 3. при этом держать женщину за руки. Через пять дней после этого Ц. совершил убийство супругов В. при этом 3. по приказанию Ц. приносила ножи и полотенца, разрывала их, связывала жертвы. Затем Ц. заставил обвиняемую проверить их зрачки, щупать пульс, чтобы убедиться — мертвы ли они. Во время следующего убийства Ц. дал 3. в руки кухонный нож и потребовал, чтобы она вонзила его в уже убитого им человека. В последующем угрозами Ц. заставил 3. привести его с соучастником в квартиру ее родной тети. Они ее ограбили, затем с соучастником Ц. совершил убийство тети, а также они нанесли тяжкие телесные повреждения племяннице обвиняемой. 3. умоляла пощадить тетю и племянницу, но Ц. ее не слушал, говорил, что "теперь они все равно связаны одной веревочкой". По словам 3., убежать от Ц. она не могла, поскольку находясь с ним рядом, чувствована, что "воля ее практически парализована". Она не могла понять, что с ней происходит, стала думать о том, "как она могла влюбиться в этого страшного человека до такой степени, чтобы помогать ему в совершении преступлений против ее родственников". В последующем Ц. с соучастником совершили еще одно убийство. Обвиняемая просила отпустить ее домой, обещала ничего не говорить о происшедших событиях. Ц. издевался, но в какой-то момент неожиданно отпустил ее. Приехав домой, она все рассказала родителям, а также пошла с повинной в полицию.

В процессе предварительного следствия 3. была подвергнута амбулаторной судебно-психиатрической экспертизе, во время которой жаловалась на подавленное настроение, навязчивые мысли о нежелании жить, была вялой, монотонной, говорила сквозь слезы. Содеянное объясняла страхом, а также тем, что Ц. "воздействовал на нее гипнозом". Комиссия экспертов-психиатров сочла, что у 3. "симулятивное поведение" и рекомендовала проведение стационарной судебно-психиатрической экспертизы. Была назначена стационарная КСППЭ, во время которой 3. подробно рассказывала о правонарушениях, сожалела о случившемся, но объяснить свое поведение не могла. Считала, что Ц. "действовал на нее гипнозом и, как вампир, забирал ее жизненную энергию". Говорила, что очень любила Ц., "несмотря на все стрессы, которые с ним испытывала". Экспертная комиссия пришла к заключению, что 3. психическим расстройством не страдает и не страдала в период, относящийся к совершению инкриминируемых ей деяний, рекомендовала считать ее вменяемой.

Была назначена повторная КСППЭ. Охотно беседует с экспертами, адекватно и по существу отвечает на вопросы. Подробно и последовательно сообщает анамнестические сведения. В беседе держится естественно, свободно, однако несколько волнуется — проявляется тремор рук, на лбу появляется испарина. Характеризует себя эмоциональной, впечатлительной, чувствительной и ранимой. Говорит, что когда нервничает, то у нее "все сжимается внутри, дрожит тело, подступает ком к горлу, появляется тошнота". При разговорах о теме взаимоотношений с Ц. и об инкриминируемых ей деяниях 3. становится эмоционально лабильной, свое поведение объясняет тем, что "Ц. подавлял ее волю". Сообщает, что вначале она "его очень любила", старалась исполнить все, что он просил. Утверждает, что у нее "выработался рефлекс - сразу исполнять его приказания". Считает, что у нее "было ненормальное состояние" в этот период, хотя и думает, что она психически здорова. После случившихся событий у нее было плохое настроение, испытывала "щемящую тоску в груди", не видела дальнейшего смысла жизни. При ЭПИ выраженных расстройств познавательной деятельности не обнаружено. Выявляется незрелость и дисгармоничность личности с недостаточно развитым внутренним миром и сочетание аффективной ригидности со склонностью к вытеснению, которое, однако, недостаточно эффективно и не устраняет тревоги, ощущения внутренней неудовлетворенности, сниженного фона настроения. Обнаруживаются следующие ИПО: повышенная чувствительность, ранимость, зависимость в межличностных отношениях, робость, нерешительность, малообщительность, пассивность, подчиняемость, трудности самостоятельного решения проблемных ситуаций с тенденцией возлагать ответственность на окружающих; эмоциональная неустойчивость, склонность фиксироваться на фрустрирующих обстоятельствах, преобладание внешнеобвиняющих форм реагирования в конфликтных ситуациях, низкая степень осознания социальных норм и требований.

Комиссия экспертов пришла к заключению, что 3. психическим заболеванием не страдает, является психопатической личностью мозаичной структуры, в целом в период совершения инкриминируемых ей деяний могла осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Как указывается в заключении КСППЭ Ц. от (дата), его отличают выраженные лидерские тенденции с чувством превосходства над окружающими, признанием для себя исключительного права на собственные морально-этические взгляды, стремлением подчинить себе окружающих, навязывать им свое мнение и руководить ими, особенное людьми пассивными, подчиняемыми.